Певица Ёлка: «Кому-то нужна раскрутка, а кому-то — квартира»

Х-Фактор 7

Этой осенью исполнительница «Девочки-студентки» и «Девочки
в «пежо», «Города обмана» и «Мальчика-красавчика» предстанет перед
украинскими телеманами в весьма необычном амплуа, заняв одно из
судейских кресел певческого проекта телеканала СТБ «Х-фактор». Съемки в
полном разгаре!

Эмоций у Ёлки, как иголочек на новогоднем
деревце. И потрясающая мимика! Когда певица смеется, широко и во весь
рот, солнечно, празднично так, а ты смотришь прямо в этот глубоченный
искренний смайл, можно подумать, что она и кричит, и поет, и радуется,
и удивляется в одно и то же мгновение…

Лиза, вы ведь с июня задействованы в съемочном процессе. Объясните нам,
что это за фактор «икс», которому посвятили целое
талант-шоу?

Х-фактор — это искомое, у которого нет названия. Это не талант, талант
— явный, у него есть название. Это даже не харизма — харизма существует
отдельно от таланта и тоже не дает гарантии стопроцентного успеха…
Х-фактор — это то, чего словами высказать нереально. Это человеческий
фактор, за который толпа встанет и пойдет за артистом! Именно это мы
ищем, но на начальных этапах его сложно разглядеть! Масса народа, все
уставшие. И волнение… Страшная, кстати, вещь.

А если смотреть на новое шоу с той точки зрения, что и на украинском, и
на российском телевидении сейчас засилье певческих и танцевальных
форматов… Что качественно отличает «Х-фактор» от вереницы его
ТВ-побратимов?

Передачу будет интересно смотреть всем, даже мне! (Смеется.)
Принципиальное отличие в том, что я не тупо сижу в жюри, киваю головой
и говорю: «М-м-м, да!», «М-м-м, нет!» У меня есть возможность принимать
участие в формировании номеров, у меня будет доступ к артистам, и я
смогу делиться с ними личным опытом. Смогу посекретничать и
пошушукаться с ними!

Раскрывать талант — дело ответственное…

Нужно помнить, что любой артист начинает раскрываться с приобретением
опыта, и эту возможность наши участники получат. Впереди много-много
эфиров, много испытаний. Из кого-то, возможно, талант придется
вытрясти! Но это уже психология.

Вы хороший психолог?

Не знаю, судить точно не мне. Хочу быть хорошим соратником!

Надо же, сразу вспомнилось послание от редактора нашей газеты
на двери кабинета: «Ищу соратников!»

Вот-вот! Стремлюсь к тому, чтобы для ребят быть и другом, и соратником.
Только не советчиком.

А чем вас «берут»? Члена жюри, поди, еще удиви в наше
время…

Живостью! Реакцией. Мне интересен живой оголенный мир творческих людей.
Я тогда верю человеку, когда вижу, что он… настоящий. И далеко не
всегда на первом месте во время оценивания стоит для меня
мегапрофессионализм вокалиста с его постав-в-вленной тех-х-хникой
(манерно жестикулирует и интеллигентно кривляется). Для меня
главное, чтобы человек что-то переживал в момент исполнения, чтобы я
смотрела в его глаза и понимала, что там, в «котелке», происходит
что-то в это время… А не только это перепуганное завывание, застывшее
на ноте «А-а-а-а-а!»

Иногда и не такое споешь с испугу, после парочки часов нервного
перетаптывания с ноги на ногу перед кабинетом жюри! По личному опыту
знаю. А как бороться с этим?

Рекомендаций, как перебороть внутренний страх, дать не могу. Я сама
трусиха (хохочет). Причем я из тех трусих, которых вытащить на
сцену очень было сложно поначалу… Невзирая на то, что я чувствовала
себя хорошим исполнителем, паника жила во мне. Именно паника! Вариант
а-ля «…если не было бы людей в зале, зал был бы поменьше, а погода была
бы более солнечная и джинсики на мне были бы попросторнее, я ничего не
боялась бы!» здесь, как говорится, не катит. Никакой конкретики! Паника
на то и паника, что она неописуема. Ты не знаешь причин и невозможно их
устранить: просто пересыхает во рту, липнет язык к небу и ты тупо не
знаешь, что с собой делать (смеется). Но есть одно лекарство:
момент преодоления. Ты делаешь один шаг на сцену, и все страдания —
фьюить! Улетучиваются. Иногда, правда, и больше времени требуется:
тридцать секунд, две песни. До сих пор учусь преодолевать эти
ощущения…

Лиза, а говорить «нет» участникам вы уже научились? Ведь вам
постоянно приходится выбирать.

Для меня это очень сложно. И в обычной жизни мне сложно говорить людям
«нет», даже когда они этого заслуживают. В этом плане
«Х-фактор» для меня своеобразный тренинг. Это умение —
быть со всеми правдивой! Бояться показаться не всегда хорошей — дурная
бабья привычка. Это чисто бабье (тоненьким голоском): «Я буду
для всех халосей!» Нет. Я буду такой, какая я есть в данный момент.
Может, и не очень хорошей, но сейчас это Я!

А как вы ладите с другими членами жюри — певцом Серёгой и музыкальным
критиком Сергеем Соседовым? Насколько различаются ваши симпатии
относительно претендентов?

Только споры рождают истину. Спорим до тех пор, пока не находим зерна
истины, которое могло затеряться в стогах слов… А если надо, применяю
тайное оружие. Убедительный взгляд красивых глаз пока никто не отменял?
(Смеется.)

Победитель шоу получит два миллиона гривен. Этих
денег хватит на «раскрутку» в более суровой, чем каноны
развлекательного проекта, шоу-бизнесовой среде?

Знаете, кому-то нужна раскрутка, а кому-то нужна квартира… В моей
судьбе как артиста сыграл главную роль «человеческий фактор». Я верю в
чудеса, несмотря на обстоятельства. Поскольку ничего не предвещало
того, что я стану тем, кем являюсь сейчас… Скажем так: я в себя не
верила.

Но ведь для того, чтобы стать кумиром тысяч и тысяч людей, нужна вера в
себя! Парадокс.

Мой путь на большую сцену связан с преодолением многих препятствий,
одно из которых — проблема с самооценкой. Колебания… Теперь я понимаю,
что это неправильно. Но это уже теперь, когда все нормально и все
уладилось.

Кто помогал вам обрести чувство уверенности, пока вы «становились на
ноги»?

Мои друзья. Это творческие люди, которые в меня поверили. Это люди,
которые слушали, слушают меня! Все, кому по душе мои песни. Все, кто
приходил и приходит на мои концерты. Я до сих пор удивляюсь, когда вижу
в зале огромное количество людей на своих выступлениях! У меня еще с
отсчетом времени «проблемы». Я всегда в таких «флаф-ф-ф-флаф-ф-ф», — в
таких облаках летаю! (Смеемся.) Такое ощущение, будто бы я до
сих начинающий, подающий надежды артист.

Так и должно быть! Гораздо хуже, когда артисты разучиваются «кайфовать»
от звука собственного голоса, от самоощущения самих себя.

Так и есть. Но шесть лет карьеры за плечами — этого уже никуда не
денешь. Странно, а мне все кажется, что я в начале пути. И что все
самое главное меня ждет где-то там, впереди: мое большое открытие, мои
стадионы… Необязательно стадионы в прямом значении слова. Пусть это
будут стадионы по ощущениям! Мои пики и мои звезды меня ожидают. Я
где-то на разломе сейчас.

А как поживает мечта об актерской карьере?

Это даже не столько мечта — девочкины забавки… Я, как и все девочки,
долго отнекивалась, что это все «фу-фу». Очень не люблю певичек в кино,
меня безумно раздражает факт наличия певички или певца в полнометражном
фильме. Переквалификация актера в певца, писателя в актера и так далее
— ужас! Но со своим желанием сняться в кино (пусть и в эпизодической
роли!), тем не менее, ничего поделать не могу.

Лирический или комический персонаж ближе по духу?

Нет-нет, я буду «притирушей». Какое-то такое неуклюжее «нечто»,
появившееся на секунду в артхаусном кино, но запомнившееся, м-м-м…
Непосредственностью! Так, похихикать! И заодно посмотреть, что это
такое, съемка большого кино. Для меня «съемка» — очень большое слово.

Чем завораживает?

Всем. Это организм, отлаженная махина. Я вижу, сколько людей
задействовано в съемках клипа. Клип снимается минимум один день, — и то
дешевенький. Подороже снимается за два дня. А кто-то может себя
позволить более моднячую эпопею, но дело даже не в том. В два съемочных
дня помещается восемь-двенадцать часов «сырого материала» для будущего
клипа. Людей там задействовано немерено! А на выходе получаем три
минуты тридцать секунд. Но это всего лишь клип. Прикиньте, сколько
труда вкладывается в художественный фильм!..

Разговоры о творческих планах для вас табу. Это единственное, в
чем вы суеверна?

Пожалуй, да. Живу с черной кошкой много лет. Кошки это вообще моя
страсть. Я бы всем кошечкам сказала «да»! (Смеется.)

Это правда, что хозяева со временем становятся чем-то похожими
на своих питомцев? В вас есть что-то «кошачье»?

Ну, грации у меня точно нет. Иногда я… подлизываюсь. Как кошаки. Они
трутся, трутся, хитрюги, о твою руку… Кошки, если надо, втираются в
доверие. Но только тогда, когда чувствуют, что ты — ТОТ человек.

Для кого из близких вам людей вы тот человек, который даже немножко
больше, чем «просто друг»?

Друзья с годами и в беде «проявляются». Но самое интересное, как твои
друзья реагируют на твои успехи. Только настоящий друг будет искренне
рад за тебя. Не все мои товарищи выдержали такое испытание, но я
радуюсь тем, кто остался со мной. У меня есть мой лучший друг, Вика.
Многие спрашивают, разве это возможно — быть друзьями на расстоянии?
Ответ таков: мне очень сложно. А ей — ОЧЕНЬ сложно. Но это та связь,
которая навсегда, вот и все. Я могу уехать куда угодно, она может
уехать куда угодно, мы не видимся по полгода, за которые у нас обеих
появляется масса новых знакомых… Но вот что: я ловлю себя на мысли, что
«друг» для нее звучит как-то… попсово! Я бы сказала — «душа», «мой
человек». Критикует меня Вика ужасно, страшно критикует! Я бы никому
такую критику не простила, серьезно! (Смеется.) Это такая
дружба, я чувствую, когда у нас всегда будет о чем поговорить.

А сама для себя Ёлка умеет быть другом?

Уже с собой лажу. Возраст, наверное!

В вашем клипе на песню «Твои слова» героиня столь яростно
огревает пощечинами своего бойфренда, ну загляденье! А нашей Ёлке хоть
раз в жизни приходилось лупить обидчика, когда не хватало
слов?

Ни разу всерьез ни на кого не поднимала руку. Хотя… Соседова могу
треснуть. Шучу! (Звонко смеется.) Хотя надо ему отдать
должное: Сережа — утонченный музыкальный критик, с ним шутки плохи. Мне
еще в шоу-бизнесе надо будет как-то продержаться на плаву после его
критики! Опять шучу (хохочет).

Работа работой, а вот скажите, дома было бы преступлением не побывать,
столь долгое время находясь в Украине!

Побывала, конечно. Ужгород меняется (и в худшую, и в лучшую сторону),
но для меня он навсегда останется самым прекрасным местом на Земле и
несмотря ни на что. Но как же я все-таки здорово отдохнула в родных
краях! И отжигала, и лентяйничала, и ела много вкусной еды, встречалась
с любимыми друзьями. Маму, кстати, стараюсь ограждать от забот,
связанных с моим приездом. Иначе она закроется на кухне и будет только
то и делать, что готовить (а готовит мама потрясающе вкусно!) Мне
приятно выйти с родными людьми в город, зайти в приятное местечко,
поужинать, побеседовать. И с папой, и с мамой у меня очень хорошие
доверительные отношения. А с бабушкой, когда я приезжаю домой, мы любим
петь по вечерам.

Однажды вы сказали: меня воспитывали улицы, а перевоспитывали улицы
Закарпатья…

Ой, это я так маленьких рэперов передразнивала (смеется).
Каждого второго ужгородского рэпера ведь «улицы воспитывали» (по
крайней мере тех, которых знала лет семь тому назад, пока не уехала).
Ну а так — я, конечно, пацанка. Девочка из простых.

Простота вам помогает по жизни?

Да бог его знает. Вроде пока нормально все. Но есть и другое — простой,
аж наглый. Такая простота не по мне. Но и слишком простой человек —
беда. Мне нравятся люди с загадкой. Вот такие как раз окружают меня в
проекте — что Соседов, что Серега, что Кондратюк…

Но большую часть времени вы все-таки проводите в Москве. А Москва, как
известно, у каждого своя…

Для меня это город возможностей. Меня пригласили, и я воспользовалась
этой возможностью. Сама бы я туда не уехала! То чесно. То не дуже,
може, й добре, але чесно (с гуцульским акцентом). А в Киев
меня никто не приглашал. Сейчас, правда, ситуация меняется, так что
поживем — увидим!

А на морях успели этим летом побывать?

Пока нет. Может, и вырвемся вскоре с друзьями хорошими. Честно говоря,
мне все равно, где отдыхать. Где угодно! Проблем с гиперузнаваемостью
нет, так что можно хоть в Затоку или Одессу ехать отдыхать!
(Смеется.) А вы представьте там же Кристину Орбакайте с мамой…
Искренне: я очень не хотела бы, чтобы меня повсюду «дергали», повсюду
узнавали…

Как ваше стремление быть знаменитой и любимой публикой и
собирать стадионы уживается с желанием оставаться не под прицелом глаз
людских и молвы?

Не знаю (по-детски дует губки). Не знаю я, как это утрясти. Но
самой популярной артисткой быть не хочу. Я хочу ходить по магазинам,
распродажам, выбирать себе бусики и шарфы, хочу рассматривать конфеты,
цветные бирюльки. Хочу сидеть в парке на лавочке и поедать фастфуд
какой-то дурацкий, я все это очень хочу. Мне это все необходимо,
крайне, и пока мне это все удается! (Смеется.)

Ваш смех и улыбка — это нечто.

А знаете? Меня любят и ненавидят за одни и те же вещи.

Елена Юрченко, газета "http://novaya.com.ua/?/articles/2010/08/07/094055-5">«Новая»

Язык оригинала