«Я не живу мечтами», — Александр Кривошапко

Х-Фактор 7

Расскажите о себе, где учились, какое
музыкальное образование?

C 7-8 лет я начал
заниматься вокалом. За это время у меня были десятки вокальных
конкурсов и везде — победы. Сначала это были детские эстрадные
конкурсы, потом я перешел на классический вокал, начал заниматься
оперой. В 18 лет поступил в Российскую академию музыки имени Гнесиных
на отделение классического вокала, студентом которой являюсь и на
сегодняшний день. Пиком моих творческих достижений на данный момент
является мое попадание в проект «Х-фактор».

Как вы оцениваете свою работоспособность
(по 10-балльной шкале)?

Могу сказать, что моя работоспособность заметно
увеличилась с начала моего участия в проекте «Х-фактор» и имеет все
предпосылки к тому, чтобы расти дальше.

С кем подружились на «Х-факторе» и хотели
бы продолжать эту дружбу дальше?

На «Х-факторе» я подружился абсолютно со всеми
людьми, которые находились возле меня. Атмосфера на проекте дружеская,
между нами нет конкуренции. Больше всего на проекте я подружился с
Андреем Осадчуком, с Настей Пустовит, которые, к сожалению, уже
покинули проект.

За кого из участников «Х-фактор» болеете
лично вы? Из девушек и парней?

Мне очень импонирует Вова Ткаченко, потому что он
хороший артист с опытом. Когда он выходит на сцену — сразу видно, он —
профессионал. Также мне нравится группа «Дети капитана Гранта», потому что каждый из них индивидуально — очень сильный
музыкант. Это действительно «крутые» ребята.

Если бы вы одержали победу в этом проекте,
к творческой высоте какого известного певца или певицы вы бы
стремились?

Мне импонирует группа «Il divo» и Андреа Бочелли и
привлекает совмещение эстрады с классическим вокалом.

Смотрите ли вы сами
«Х-фактор»?

Да, у нас существует правило коллективного
просмотра проекта.

Какой судья на проекте, по вашему мнению,
наиболее объективен?

На мой взгляд, все объективны. Они выбрали команду
— 12 творческих единиц, и все участники объективно заслуживали этого
места. Просто, есть более лояльные судьи, есть более строгие. Кто-то
лучше разбирается в одной области, кто-то — в другой. С Елкой у нас
складываются прекрасные взаимоотношения. Она очень хороший педагог и
продюсер. Она понимает, что делает.

Не испугались ли вы петь на плэнере, ведь
голос на воздухе звучит иначе?

Конечно, хотелось бы петь в помещении, ведь
помещение предрасполагает к лучшему качеству звука, плюс мы находились
на траве, а она поглощает звук. Да, это было сложно!Звук был не лучший,
но настоящий артист должен уметь выступать в любых условиях.

Какая ваша заветная мечта?

Я не живу мечтами. Я ставлю себе цели и их
выполняю. Мечта, как мне кажется, более актуальна в детском возрасте,
когда ты веришь в Деда Мороза. Мне кажется, человек должен иметь цель,
а не мечту.

Как давно вы сделали тоннели в ушах и
зачем?

Тоннели в ушах я сделал около года назад. Я
находился в таком течение субкультуры, когда это было модно. В тот
момент не думал о последствиях: я катался на беймиксе, одевал
соответствующую одежду… и этот пирсинг, — тогда это было уместно. В
данный момент мои тоннели воспринимаются зрителями очень интересно,и
очень много о них говорят, а тогда я и подумать не мог, что эти тоннели
смогут сделать что-то подобное. Мне очень приятно, что это меня
выделяет среди прочих, подходят на улице, и — хочу похвастаться — у
меня, пожалуй, узнаваемость повыше, чем у остальных участников, именно
из-за этих тоннелей! Они свое дело делают.

Ксения Миносян