Мария Рак после шоу

Х-Фактор 7

Участница суперфинала и одна из самых ярких артисток шоу «Х-фактор»
рассказала о сложностях своей телевизионной жизни, об отношениях с
продюсером и о том, что собирается делать, если ее карьерные планы не
реализуются.


Маша, правильно ли, на ваш взгляд, что то, кому быть звездой
«Х-фактора», в основном решали телезрители?

Телешоу — хорошая возможность показать себя, и то, что зрители
участвуют в определении победителя, дает шанс именно талантам. Люди у
нас любят голосистых, и, думаю, они никогда не выберут бездарность.
Кроме того, мне было интересно наблюдать за ходом мыслей зрителей —
кого они каждую неделю отправляли в аутсайдеры, кому отдавали
предпочтение. Это был своеобразный психоанализ нашей публики.


В ходе «Х-фактора» вы и другие его участники постоянно рассказывали об
идиллических отношениях между конкурсантами. Неужели не было пауков в
банке?

Скажу только о себе. Я шла на конкурс не за победой, поэтому для меня
аспект конкуренции не был актуален. Моей целью было продержаться как
можно дольше, чтобы попробовать себя в максимально разных образах. Это
была еще одна возможность набраться артистического опыта,
усовершенствоваться, находясь при этом у всех на виду. Участие было
важнее победы, поэтому я ничуть не огорчилась, когда выиграл Леша
Кузнецов. Скорее радовалась, что все закончилось и нас наконец
отпускают на свободу. Мне было очень трудно выдержать эти несколько
месяцев нервного напряжения.

Как вы считаете, «Х-фактор» был больше музыкальным конкурсом или
телевизионным?

Иными словами, четыре месяца действительно выбирали лучшего исполнителя
или просто рисовали красивую картинку для зрителей?

Ни то ни другое. Этот конкурс отличается от других тем, что там ищут
душу. Заметила это еще по кастингам: было не столь важно, как ты поешь
и как выглядишь (у меня, к примеру, совсем не модельная внешность). Как
сказал один из сценаристов шоу, у меня как у певицы есть душа и я умею
«петь глазами». Между тем во время всех эфиров меня не покидало
ощущение, что это все-таки шоу. Часто все песни, которые мне давали для
исполнения, не соответствовали моему внутреннему «я».


И все-таки «часто» или «все»?

Часто. Например, «Позвони мне, позвони». Я целую неделю пыталась
сжиться с этой песней, мне была непонятна музыка, этот торопливый
драматический текст, бешеный ритм. Со мной общались психологи и
педагоги, пытались что-то сделать, и под конец репетиций я уже просто
срывалась, рыдала. Это было совершенно не мое.


Вы исполняли песни Лайзы Миннелли, Кристины Агилеры, Мерайи Кери, Пинк,
Аврил Лавинь и т.д. Какая из них подошла вам больше?

Как ни странно, мне подошла песня Пинк, которую я исполняла на первом
эфире. Но, судя по результатам голосования, она не очень понравилась
стране… Хорошо получились Агилера, Мерайя Кери и Келли Кларксон — те
песни, которые я выбирала сама. Еще «Кабаре». Кстати, для меня самой
стало открытием, что эта песня мне удалась. Прежде я никогда не бралась
за материал из мюзиклов и не думала, что мне это может быть близко. Но
в итоге это оказался единственный мой номер, который я пересматривала
больше десяти раз. Остальные — так, глянула разок, подумала: «Ладно,
проехали» — и все. И это притом, что номер дался мне очень тяжело в
плане хореографии, там нужно было органично управлять дыханием,
пропевая текст, отыгрывать эмоции. В общем, как для одного номера
слишком много непростых заданий. Тем не менее все получилось, причем
получилось именно на эфире, а на репетициях были проблемы, в том числе
с костюмом.


Если карьера певицы не задастся, что тогда? Каков план «Б» Маши
Рак?

Мне двадцать два года, я очень долго иду к своей цели, буквально
карабкаюсь по ступенькам. Знаете, есть такие люди — раз, и взобрались,
а есть такие, как я: ползут, ползут… Каждую преодоленную ступеньку я
воспринимаю как дар Божий. Рада тому, что пока все неплохо получается,
но если увижу, что не могу жить в музыке и для меня все закончилось (об
этом даже думать не хочу; мне слишком непросто все дается, чтобы от
этого отказываться), план «Б» у меня есть. Я очень хочу семью. Мечтаю
построить домик — пусть не в столице, за городом, но чтобы это был
именно мой дом, с моей энергетикой, интерьером… Хочу ребенка, но
отлично понимаю, что к этому пока абсолютно не готова. Я очень
ответственно отношусь к этому вопросу: мне бы хотелось, чтобы мой
ребенок был идеалом, органично сложившейся картинкой. Однако понимаю,
что на сегодня у меня для этого недостаточно базы — моральной,
материальной. Пока не знаю, что нужно делать, чтобы воспитать
ребенка… Я очень хотела бы, чтобы он вырос достойным человеком,
которому будет легко по жизни.


Тогда вернемся к плану «А». Что для вас важнее — получить «Грэмми» или
заработать миллион долларов?

«Грэмми», хо-хо… Я так поняла, разговор пойдет о мечтах.

Для меня никогда не было важно, сколько денег я получаю за то, что
делаю. Меня волнует прежде всего качество. Главное — признание, успех.
Если добьюсь этого, получу и «Грэмми». Понятно, что «Грэмми» — более
весомый показатель качества, чем миллион долларов.


Почему в этот поход за «Грэмми» с вами не отправился ваш продюсер на
«Х-факторе» Игорь Кондратюк?

У меня есть несколько объяснений этому. Главное — он был куратором моей
группы на проекте (девушки 14-25 лет), а после окончания шоу я
подписала контракт с телеканалом СТБ. Именно телеканал сейчас мой
продюсер, так же как и других участников. А Игорь Кондратюк, как и
другие судьи проекта, продюсировал участников только в период шоу. Он
вовсе не обязан продолжать работать со мной после «Х-фактора».


На конкурсе вы пели чужие песни. У вас есть свои?

К сожалению, нет. До шоу я не думала, в каком направлении мне хотелось
бы работать. Но сейчас появилось несколько мыслей. Есть, например,
желание сделать проект в стиле группы Evanescence — подобная музыка
хорошо ложится на мой голос и близка мне по духу. Есть идея записать
альбом разноплановых песен, совместить несовместимое — джаз, лаунж, рок
и т.д. Хотя на данный момент у меня нет ни музыкантов, ни автора с
материалом.


Злые языки утверждают, что через пару месяцев о Маше Рак забудут. Что
вы им ответите?

Пусть говорят! Я рада, что у кого-то находится время посудачить обо
мне, даже в таком ключе. Никогда не буду что-либо делать ради того,
чтобы кому-то что-то доказать. Я не думаю о людях, которые желают мне
зла, пусть это остается на их совести, а Бог потом нас рассудит.


Игорь Панасов