«Первый сезон просмотрел от А до Я», — Владимир Куликов

Х-Фактор 7

На кастинге в Днепропетровске Владимир Куликов сумел удивить судей
проекта «Х-фактор» и получить от них четыре «да».

В эксклюзивном интервью сайту телеканала СТБ он рассказал о том, как
начал заниматься пением и о секрете вечной молодости.

Владимир Иванович, почему решили прийти на
«Х-фактор»?

Где-то года два назад я посмотрел российские передачи, в которых
пели. У нас тогда еще не было таких передач. И я начал собираться
потихоньку «минусовки». Потом дал сольный концерт, в котором исполнил
32 песни за два с половиной часа. Меня это очень воодушевило. А в
прошлом году я посмотрел полностью «Х-фактор» и был в шоке. В хорошем
шоке. Мне понравились все ребята и организация этого шоу. Когда я
увидел великолепную пятерку судей, включая Оксану Марченко, я, честно
говоря, полюбил их, и мне захотелось самому попробовать. Когда я слушал
Кузнецова, Кривошапко, Скалозубова, которые мне подходят по голосу, я
вместе с ними начал петь. Потом, когда у нас в Днепропетровске был
кастинг, Оксана Марченко сделала со мной интервью. Организация кастинга
мне очень понравилась. Я был в шоке, как можно за один день прослушать
такую массу людей! Для этого нужно было приложить титанические усилия.
Меня это воодушевило. Вот так я и попал на «Х-фактор».

А за кого болели в первом сезоне «Х-фактора»?

Конечно, мне понравились все, но больше всех душа лежала к Кузнецову
и Рак. Я болел за Кузнецова. Во-первых, он поет примерно такой же
репертуар, как и я. А во-вторых, он же спортсмен, а я мастер спорта,
как-никак. У Володи Ткаченко тоже красивый голос. Но вообще все здорово
пели. С удовольствием следил за выступлениями группы «Дети капитана
Гранта» и дуэта Павлика и Семенова. Каждую субботу ждал эфир
«Х-фактора». Смотрел от А до Я. Несколько выпусков даже записал.

Вы пели арию мистера Х, потому что это ваша любимая песня,
или у вас с ней связана какая-то история?

Это очень красивая песня, и она мне очень нравится. Когда я ее пою,
я ее чувствую и сопереживаю. Есть в ней такие моменты, которые прошли и
через мою жизнь. А вообще я выбираю те вещи, которые мне нравятся. Ведь
если ты поешь песню, которая тебе нравится, ты поешь ее с душой. Я пою
песни Серова. Николаева, Крутого и Баскова тоже люблю.

Кто из родных и близких поддерживал вас, когда вы пришли на
кастинг?

Меня поддерживали жена и сын. Он сейчас живет в другом городе. Когда
я пошел на «Х-фактор», никто из родных об этом не знал. Пошел втихаря.
Не хотел, чтобы надо мной смеялись. Я думаю, что они рады и гордятся,
что я не ударил лицом в грязь и не подвел свою семью. Я очень рад, что
приехал на это шоу, и надеюсь, что люди теперь зашевелятся. Знакомые
говорят, что я их воодушевил.

Владимир Иванович, как вам жюри проекта?

Мне понравилось то, что жюри очень доброе и порядочное. Некоторые
участники выходят и срываются, потому что волнение очень большое, когда
выходишь на такую сцену. Это большая психологическая нагрузка, но нужно
собираться. В спорте — как и в самодеятельности: чем чаще выступаешь,
тем спокойней себя чувствуешь. Я когда первый раз выступал на сцене,
уже был мастером спорта. Когда я учился, у нас был спортивный вечер.
Там выступал парень Леша. Мы с ним рядом жили. Он пел на спортивном
вечере «Вдоль по Питерской». У него шикарный голос, потрясающий тембр,
но что-то не получалось. И я ему об этом сказал. А он мне ответил: «Ты
привык нюхать ковер, а в пение не лезь». Меня это задело. Через
несколько дней я пришел в вокальную студию. Я никогда не пел, но тогда
я брал сумасшедше ноты. Каждый день я был на тренировке, но еще три
раза в неделю ходил в вокальную студию. С мокрой головой я приходил на
вокал. Мой педагог Володя Беляев сказал, что нельзя после тренировок
приходить петь, и запретил мне так делать. Но я не мог их оставить.
Высушивал голову и приходил на вокал. И он говорил: «Вот видишь!
Сегодня звучит!» После этого я прошел на областной фестиваль, а Леша не
прошел. И я доказал, что борцы могут чуть-чуть петь.

А в караоке петь любите?

Я пел в караоке. Мне сын подарил систему караоке. Еще я участвовал в
конкурсах караоке. Я понял, что в караоке большинство поют одни и те же
песни. Те песни, которые они хорошо знают. И ничего другого петь не
могут. Хотел бы я, конечно, и у Кондратюка спеть, но там столько людей,
что невозможно к нему пробиться. Наверное, нужно на танке подъезжать. А
танка у меня пока нет (смеется).

Вы профессиональный спортсмен. Расскажите, пожалуйста, о
своей спортивной карьере.

Я жил в Рыбинске — это на Волге, а поехал учиться в Свердловск.
Когда я поступил в институт, я начал тренироваться и одновременно очень
сильно простыл. Я был бедным студентом, сиротой, переоценил свои
возможности, и у меня был ревмокардит в тяжелейшей форме. Институтские
врачи не разрешали мне заниматься, и поэтому мне пришлось пройти врачей
в диспансере для того, чтобы мне разрешили. Я начал бороться. Выполнил
первый разряд по самбо, а потом поехал на практику. Там я очень
травмировал руку и думал уже, что бороться не буду. Но я все-таки начал
тренироваться и выполнил мастера спорта. Потом я неоднократно был
призером России, Укрроссовет выигрывал, боролся нормально. Потом я
переехал из Свердловска в Днепропетровск, и меня взяли на кафедру
физического воспитания в университет. И с 1974 года я работаю в нем
старшим преподавателем физического воспитания. За это время я
подготовил 20 мастеров спорта. Я горжусь своими учениками. Это
достойные ребята. Они призеры Украины, чемпионы спартакиады народов.
Все они подготовлены мной практически с нуля. Это много значит.
Особенное предпочтение я отдавал тяжеловесам, потому что я всю жизнь
боролся в тяжелом весе. У меня все ребята успешно боролись и по самбо,
и по дзюдо. Они и там, и там достигали хороших результатов. В 80-м году
я судил Олимпийские игры в Москве по дзюдо. После этого у меня по
судейству была зеленая улица, но я работал в университете, и меня не
особо отпускали на соревнования. Я получил четвертую категорию по
судейству, но можно было и выше получить. Я судил чемпионаты мира и
чемпионаты Европы. Но потом, когда наступила разруха, спорт и
самодеятельность стали меньше развиваться.

А ваши ученики знают, что вы принимали участие в
«Х-факторе»?

Дело в том, что когда я давал концерт в 2009 году, большинство моих
самых близких учеников были в зале. Зал был на 400 человек и был полон.
В основном там были мои друзья и знакомые. Если бы пришли все мои
ученики, то не хватило бы места в зале. В основном я своих учеников
нахожу на физкультуре. Потом я работал с ними персонально, поэтому
ребята из новичков выросли.

Владимир Иванович, как в 71 год вы умудряетесь быть бодрее и
активнее, чем многие 40-летние?

Если бы не травмы, так я бы еще дальше продолжал тренироваться. Дело
в том, что я знаю, что спорт — это здоровье. Я не мог жить без него. Я
играл за университет в волейбол, баскетбол. У борцов должна быть
хорошая подготовка, потому что без нее в спорте борцу делать
нечего.

То есть спорт — это основа долголетия. Или у вас есть еще
какой-то секрет?

Знаете, просто как-то некогда отдыхать. Я много лет ездил в лагерь,
когда у меня не было соревнований. 12 лет я работал на море физруком. И
сына с собой возил. Ему понравилось, поэтому он тоже был тренером и
физруком. Он у меня тоже кандидат в мастера спорта по самбо и по дзюдо.
Но ему не повезло, потому что он два раза рвал мениск. Он занимался
бодибилдингом. Он хороший спортсмен был. Я с ним с детства занимался.
Он любил ездить со мной в лагерь. У нас там была очень талантливая
пианистка. И мы с ним давали концерты. Даже ездили по лагерям. Для меня
концерты — это как спорт. Потому что нужно постоянно быть в форме.
Потому что если ты не будешь в физической форме, ты не споешь. Голова
должна быть свежей. Я ни разу не пел под фонограмму. Всегда пел только
вживую. После побед мы обычно приходили в ресторан, и я пел и радовал
ребят. В этом году я дал шесть сольных концертов — для СБУ, для
пенсионеров, для ветеранов войны. Люди были очень довольны. Приятно,
когда зал большой. Мне очень приятно было выступать в театре Леси
Украинки. Тем более перед таким жюри. Я уважаю их. Все мои знакомые
отзываются о них очень хорошо. И Оксана Марченко мне нравится. Я рад,
что пришел на «Х-фактор», потому что получил очень большой заряд
положительных эмоций. У меня остались воспоминания, когда в 8 и 9
классе школы ездили на целину, и о том, как Олимпиаду судил, и когда в
звездном городке давали концерт для космонавтов. «Х-фактор» войдет в
число самых ярких воспоминаний моей жизни. Родные, близкие и знакомые
очень переживали за меня. Когда люди за тебя переживают, это приятно.
Хочется и дальше радовать их, чтобы оправдать их доверие.

Алексей Бардышев