Самая юная «революционерка» вернулась из Киева в Донецк

Х-Фактор 7

Девятиклассница донецкого лицея №135 этой
осенью стала известна на всю страну. Валерия Локтенко смогла пробиться
в финал шоу телеканала СТБ «Х-Фактор. Революция». 14-летняя (15 ей
исполнилось в октябре, накануне первого прямого эфира) сильная,
красивая, голосистая и артистичная девочка, одолев множество преград,
оказалась в числе двенадцати лучших. Потрясающий результат, учитывая,
что в борьбу вступило 30 тысяч человек! А после второго прямого эфира в
прошлую субботу Валерия покинула проект. Самая юная из финалистов обоих
сезонов рассказала о закадровых особенностях «Х-Фактора» и своих
дальнейших планах.

Модель, художник, поэт и
журналист

Валерия Локтенко — яркое подтверждение тому, что
талантливый человек талантлив во всём. Три года она занималась
модельным бизнесом, получив много различных побед. Прекрасно владеет
английским языком (практически все песни, вошедшие в эфир, исполняла
именно на нем), который изучала дополнительно после школы, где она —
отличница. Умеет рисовать. Сочиняет стихи — очень трогательные и не по
годам мудрые. А еще является главным редактором школьной газеты «Мы»,
куда сама же пишет статьи.

Серёга «зажал» цветы

Валерия, когда ты начала
петь?

В семь лет. Но музыка со мной была всегда, даже
когда я еще не родилась: мама со мной в животике занималась в высшем
училище культуры на дирижерском факультете. Кстати, на свет я появилась
в Снежном, а первые годы жизни, до переезда в Донецк, провела в Торезе.
Мама всегда что-то напевала, я была у нее типа на бэк-вокале. Но
серьезно не занималась. А когда пошла в школу, меня прослушал учитель
музыки. И началось — конкурсы, фестивали. Причем сразу пела вполне
взрослые вещи — «Под испанским небом», «Я у твоих ног».

Как решилась пойти на
«Х-Фактор»?

Едва начались подобные конкурсы талантов, сразу
туда рвалась. Но мама не пускала. Уверяла, что я еще не готова. Я
обижалась… С ней категорически не хотела заниматься, уж очень она у
меня строгая. У нас сразу начиналось: бу-бу-бу! — взмахивает Валерия
руками и хмурит брови. — Что-то делала сама, благо дома есть
синтезатор, что-то — с другим преподавателем. Ходила и на первый
«Х-Фактор», даже прошла предкастинги, но когда началась регистрация,
оказалось, что молода еще — принимают с 14 лет, а мне было всего 13.
Пришлось отложить мечту на год. А когда теперь пробилась в
тренировочный лагерь и дальше, об этом знали только самые близкие люди.
Так что ребята из лицея увидели меня уже по телевизору.

Правда ли, что после твоего первого
выступления перед четверкой судей — Сергеем Соседовым, Ёлкой, Игорем
Кондратюком и Серёгой — последний сказал: «Я бы купил вам
цветы!»?

Было такое… Но так и не подарил. Он такой
сдержанный, строгий. Когда заходил на тренировочную базу, хмуро
шествовал мимо — к своим подопечным. Наш же Сергей Васильевич руки
раскинет, ко всем подойдет. Кажется, всех готов обнять. В принципе,
какие члены жюри на экране, такие и в жизни.

IMG_2699

«Навсегда запомню совет
Лолиты»

Что расскажешь о тренировочном лагере,
куда дошли 150 человек?

Он расположен часах в двух езды от Киева. Жили мы
с Женей Тарайкович, которая и сейчас продолжает выступать. Но петь
выпало с двумя ребятами. Экстрим был еще тот: некоторые учили слова всю
ночь, распеваясь, срывали голоса и нервы. Я поучила до часу ночи, потом
легла спать. Утром знала всю песню назубок, хоть с вечера никак не
могла запомнить. А ребята на сцене слова забывали. В итоге они
отсеялись, а я пошла дальше… Поражаюсь, как у всех были небольшие
чемоданы. У меня во-о-от такие, — разводит Лера руки, будто заправский
рыбак.

Да еще и четыре. Платья привезла, еще много чего
необходимого. И с ними нужно было постоянно таскаться. Когда уезжала,
администраторы признались: столько вещей ни у кого за два сезона не
было.

А голос когда сорвала (девочка говорит
с заметной хрипотцой)?

Перед сольником, где пели под фортепиано. Нас
тогда уже 50 осталось. До этого такой был бешеный темп: из одного зала
— в другой, из жары — в холод. Еще и под ливень попала. Постоянно учила
песню, связки и не выдержали… К тому же вымоталась до предела:
предыдущий отсев закончился поздно ночью. А в шесть уже подъем! Даже
проспала. Гляжу — у меня три пропущенных звонка на телефоне, где стоит
на полную громкость «Рамштайн». Схватила вещи, кубарем скатилась вниз…
Из-за проблем с голосом перед сольником я ни с кем не разговаривала.
Даже хотела отказаться от выступления. Но повезло, что по очередности
попала в конец. К тому времени смогла немного восстановиться. И всё же
думала, что мне уже тогда «помашут ручкой»… Кстати, о ручках. Так
смешно получилось, когда мы, шесть девушек, ждали, кто же будет нас
вести. Вот-вот должен зайти один из четверки судей. Приоткрывается
дверь, мы видим женскую руку и начинаем дико орать: «Ёлка! Ёлка!».
Дверь открывается шире и входит… администратор. Ну, а потом уже
появился Сергей Соседов.

Как прошла встреча на вилле, где
Соседов и прибывшая ему в помощь Лолита отбирали из вашей шестерки
троих, достойных финала?

Голос, как понимаете, у меня уже тогда был сорван.
Но зато имелся козырь в рукаве — сложная песня знаменитой британской
исполнительницы Ширли Бэсси — «History Repeating», которая идеально мне
подходила… Мы с мамой ее подобрали. Как и то шикарное платье, в котором
ее исполнила. Искали его недели две. И всё-таки нашли в одном из
донецких магазинов. В единственном экземпляре… Коленки, конечно,
тряслись. Но я знала, что эта песня — тембрально правильно подобранная
к моему альту, должна произвести впечатление. Так и случилось. Лолита
не сделала ни одного замечания (а их по ходу «Х-Фактора» у меня было
порядком, но я уже научилась воспринимать критику). А еще я навсегда
запомню совет Лолиты: «Можно не дотянуть одну ноту, но недопустимо не
доиграть».

IMG_9325

«Романа с Веремейчиком или Кензовым у меня
нет»

Где обитают
финалисты?

Все вместе, под Киевом в Пуще-Водице. Мы на втором
этаже, а на третьем — участники «Танцуют все!». Выматывались, конечно.
Вот смотрите, — демонстрирует она на планшете фото спящих вповалку,
сидя,стоя конкурсантов. — Это, между прочим, день прямого эфира. Зато
такая закалка!

С кем сдружилась из
двенадцатки?

Да со всеми! Вчера весь день на телефоне
провисела, болтала с ребятами. Особенно близко сошлись с Маликой, прямо
каксестры стали. С Ромкой Веремейчиком и Олежей Кензовым (оба —
подопечные Игоря Кондратюка, причем Роман — наш, торезский. — Прим.
А.К.).- В Интернете уже гуляют слухи, что у меня роман с одним
илидругим. Но это всё, конечно, сказки, — смеется Валерия. — Кстати, я
думаю, Ромка имеет прекрасные шансы на победу.

Как к тебе, самой юной участнице,
относились?

Как к ребенку. Тискали, таскали за руки-ноги.
Кензов меня раскручивал и… случайно бахал об стенку. Обнимал так, что
шею защемляло… День рождения у меня 18 октября. Накануне были очень
тяжелые сутки. Спала, как убитая. Вдруг слышу — какие-то стуки,
шепоток. И — «С днем рождения!!!». И на меня летят какие-то пузыри,
шары. Вокруг кучаигрушек. Было так приятно!

Главное — закалять характер.

Когда ты в первый раз заплакала на
проекте?

Я, по-моему, всегда там плачу, — машет рукой
Валерия. — Покрайней мере, если смотреть по ТВ. На первом прямом эфире,
исполняя песню Бритни Спирс, выступала с температурой. Стою перед
выходом, всё ломит. А потом делаю вот так, — она громко прищелкивает
пальцами. — И вот так, — хлоп-хлоп себя по щекам. — И пошла… На сцене
всё как рукой сняло. Сразу включилась в песню.

Назови свой самый тяжелый момент на
«Х-Факторе».

Конечно, прямой эфир прошлых выходных. «Don’t
Speak» — рок-баллада группы «No Doubt», с которой я там выступала, так
тяжело давалась! На репетициях никак не могла попасть в ноты. А на
эфире всё сложилось… Сейчас пересматриваю те места, где раньше
«кошмарила», и радуюсь: «Йес, попала!». А потом объявили, что я и
землячка Аня Охрицкая (она из Харцызска) по результатам зрительского
голосования оказались в номинации «на вылет» и будем петь «за жизнь»… У
меня еще хватило сил помахать рукой маме и старшей сестре Юле, которые
сидели в зале. Спели. Голоса судей разделились поровну, так что всё
решил подсчет sms. У Ани их оказалось больше… Я держалась, вроде сильно
не рыдала (в отличие от многих более взрослых и опытных участников,
которые и на колени падали, и в обморок. — Прим. А.К.). Честно говоря,
до сих пор не могу смириться с мыслью, что я уже не там. Надеюсь на
четвертый эфир поехать, поддержать ребят. А еще — приму участие в
галаконцерте, в конце года. Тогда же, скорее всего, подарю всем
финалистам их портреты, которые хочу нарисовать карандашом.

File1923

Жалеешь об участии в проекте? Ведь
пришлось пройти через столько испытаний, с голосом вот
проблемы…

Жалею лишь, что подвело здоровье. Я бы могла
намного лучше себя показать. Думаю, что раскрылась всего процентов на
пятьдесят.

Поступали ли тебе какие-то интересные
предложения?

Были… С музыкой это не связано, но, возможно,
уже весной я опять окажусь в Киеве. Еще хочу участвовать в
международном вокальном конкурсе. Буду пробоваться на «Новую волну». Но
сейчас главное — вылечиться и подогнать учебу.

Что посоветуешь нашим читателям,
которые также мечтают добиться успеха в подобных телешоу, и не только в
них?

Самое главное — закалять характер! Думаю, во
многом из-за него — сильного, боевого — я, несмотря на юный возраст,
дошла так далеко. А еще нужно уметь держать удары и не возноситься.

А мы надеемся, что мечты этой
искренней девочки ещё сбудутся. И она обязательно споет дуэтом с
Кристиной Агилерой, Рианной, Аври Лавин, Пинк и Ани Лорак, а также даст
концерт, «на который придут миллионы».

Андрей Кривцун