«Поклонницы у меня всегда были, есть и будут», — Виктор Романченко

Х-Фактор 7

С первых эфиров шоу «Х-фактор» Виктор
заявил о себе как о недосягаемом лидере. Сильный вокалист, красавец,
спортсмен и образцовый семьянин — этот участник выглядит чересчур
положительным героем даже для телевидения. Певец рассказал Story о
темных сторонах своей личности, вспомнил счастливое детство и предрек
Фредди Меркьюри вечную славу.

В перерыве между репетициями на сцене Виктор
продолжал разучивать танцевальные движения в гримерке. Улучшить
пластику ему помогал участник первого сезона шоу «Танцуют все», а ныне
ассистент хореографа Николай Бойченко. Закончив с танцевальной
разминкой, Виктор открыл ноутбук и в тот же миг словно исчез для
остального мира.

Значит, это правда, что всё свободное
время вы проводите за компьютером?

Пожалуй, да. Но свободного времени у меня
практически нет. Сейчас вот слова повторяю. Только что была
постановочная репетиция — три песни. На ней я вдруг понял, что мне надо
слова подучить. Еще из Интернета качаю ребятам один трек.

А правду говорят, что Аркадий, с
которым вы живете в одной комнате, подсадил вас на компьютерные
игры?

Не то чтобы подсадил, просто я увидел у него в
компьютере забавную игрушку — поросят сбивать. Сел поиграть — меня и
затянуло. Сперва на проекте было больше свободного времени, так что мне
иногда нечего было делать. И я играл в эту стрелялку, потому что она
простая, не нужно сильно напрягаться.

А в стратегии вы не
играете?

Играю, но там надо много думать. Сейчас же мне
просто нужна игрушка для расслабления, где ни о чем не думаешь — просто
стреляешь.

Расскажите, как изменилась ваша жизнь
после того, как вы стали участником шоу «Х-фактор»?

Ну, честно говоря, пока ничего не изменилось.
Потому что я всё время нахожусь в съемочном павильоне — закрытый от
общества. Впрочем, могу сказать, что я стал привыкать к большой сцене,
к камерам. Главное изменение заключается в том, что раньше я был
преподавателем физкультуры, а теперь стал артистом.

Как у артиста у вас появилось много
поклонниц — жена не ревнует?

Нет, абсолютно. А поклонницы у меня всегда были,
есть и будут.

Можете перечислить свои вредные
привычки?

Не знаю… Не могу сейчас вспомнить. Курить — не
курю, да и другим вредным привычкам пока не научился.

Дело в том, что на проекте у вас
складывается чересчур положительный образ — хочется найти какие-нибудь
ваши минусы.

Понятно: гадость какую-нибудь хотите написать?

Да.

(Смеется.) Ну, я ехидный… Еще люблю вступать в
спор, даже если изначально понимаю, что неправ. Отступаю очень редко —
есть у меня такая черта. А еще я злой!

И что же вас злит?

Всё, что угодно. Поэтому когда я прихожу с работы
домой и чувствую, что могу сорваться, то не выплескиваю злость на
семью, а быстренько смываюсь на стадион. Спорт помогает мне разрядиться
как физически, так и психологически. С напарником поборюсь,
гимнастические упражнения сделаю, штангу покачаю, пару-тройку кружков
пробегу, устану — и как итог, успокоюсь.

Вы раньше профессионально занимались
борьбой. А когда последний раз дрались по-настоящему?

Я никогда в жизни не дрался. Ни разу! Вот вам для
интервью еще одна моя плохая черта — я трус. Это правда. Всегда пытался
обойти конфликтные ситуации. Боялся и боюсь нанести травму — как себе,
так и другому человеку. Ведь если нанесешь человеку травму, то это
может быть и перелом, и что-нибудь похлеще. Я не вижу в этом
необходимости. Да, в общем, у меня и не было так уж много конфликтных
ситуаций, хотя в юности бывало всякое.

В юности вы много времени проводили в
селе у бабашки.

Да, только не в юности, а в детстве — где-то до
десяти лет. Это было село Разлив Херсонской области, недалеко от моей
родной Белозерки. Я гостил у бабушки каждое лето. Приезжал и на Новый
год. Очень яркие впечатления у меня остались от этих приездов: друзья,
рыбалка, походы с разными приключениями, игры в лова в палисаднике. Но
только лова не простого, а особенного — нужно было лазить по деревьям.
Так я научился с дерева на дерево перепрыгивать. Еще мы с друзьями
регулярно ходили на ферму. Друзья катались на молодых бычках, а я уже
тогда был трусом и стоял в сторонке (смеется). Я и лошадей-то боюсь —
лошадь, она большая, да еще как укусит! Поэтому сколько ребята не
пытались затащить меня на бычка, я так ни разу и не поддался.

Пробиться на проект самостоятельно вы,
вероятно, тоже побоялись — вам помогал брат.

Брат и жена.

Как планируете их отблагодарить в
случае победы?

Ну, если выиграю, то брату я куплю порцию
мороженого.

Большую, я надеюсь?

Нет, маленькую.

Кажется, обрисовалась еще одна ваша
негативная черта…

Да, я жадный! (Смеется.) Нет, на самом деле, если
я вдруг выиграю на проекте, то обязательно всех, кто мне помогал,
отблагодарю очень щедро. Хотя пишите, что я жадный — в это всё равно
никто не поверит.

Раз так, посмотрим, насколько вы
щедрый на похвалы — кому из членов жюри симпатизируете больше
всего?

Безусловно, мне важно мнение Серёги, моего тренера. Мне важно
справиться с теми задачами, которые он ставит. Еще прислушиваюсь к
Соседову, потому что он известный музыкальный критик. Я знаю, что
Соседов скажет всю правду.

А кого вы считаете своим главным
конкурентом?

На данном этапе остались только сильные вокалисты.
В итоге победит тот, за кого проголосуют люди. Телезрители могут не
учитывать вокальные данные и отдать свой голос участнику, который
нравится им внешне. Поэтому вылететь может любой из нас.

Правда, что когда вы первый раз
приехали на «Х-фактор», то жили в одной комнате с
Кривошапко?

Это было во второй мой приезд. Да, я тогда как раз
на гала-концерт приехал.

Саша давал вам какие-нибудь
советы?

Давал. Я вот, кстати, не понимаю, почему люди
говорят, что он зазвездился. На мой взгляд, Саша — талантливый молодой
человек. Хотя тесно мне с ним общаться не пришлось. Он постоянно уезжал
к Тане, только забегал иногда. Близко я с ним пообщался минут 10-15,
когда он уже собирал вещи. Нормальный такой, хороший парень. Ходят
слухи, что он всё время нарушал дисциплину на проекте, к каким-то вещам
относился очень легкомысленно, но за время нашего короткого разговора
он показался мне нормальным парнем.

После проекта планируете возвращаться
к преподаванию?

Пока планирую, но если будут предложения со
стороны шоу-бизнеса — я готов пересмотреть свои планы.

А вы уже считаете себя
профессиональным исполнителем?

Нет, это приходит с годами. И мне еще предстоит
много работать над собой.

От эфира к эфиру становится видно, что
вы чувствуете себя на сцене более уверенно. И всё же что-то вас до сих
пор сковывает — что мешает раскрепоститься полностью?

Мне кажется, это просто неопытность. И боязнь
сцены еще остается. Как ни крути, даже более опытные артисты мне
рассказывали, что сильно волнуются перед выходом на сцену. Это,
конечно, не такие патологические страхи, что человек вообще не может
выйти на сцену, но напряжение есть. И их профессионализм, кроме всего
прочего, заключается в том, чтобы уметь с этим напряжением
справляться.

А как вы успокаиваетесь перед
выступлением?

Ну, иногда у меня получается настроить себя
должным образом. Больше всего я нервничал на первых эфирах. А теперь
появилось чувство сцены. Я заметил, что вижу людей — раньше для меня
зрительный зал был размытым, и я никого не видел. Теперь я постепенно
раскрепощаюсь и вижу: вот сидят люди, кто-то улыбается, кто-то в носу
ковыряется, а кто-то просто сидит и внимательно слушает. Этот
зрительный контакт успокаивает, и в итоге мои выступления становятся
лучше.

Они постепенно приближаются к уровню
выступлений вашего кумира Фредди Меркьюри.

Да, Фредди — мой кумир. Хотя я много разного
слушаю. Но у Queen хитов больше, чем у любой другой группы. Они
действительно классные.

А как личность Фредди вам
нравится?

Не пробовали копировать его образ?Я, признаться,
его личностью особо не интересовался.

Но хоть усы-то пробовали
отрастить?

Нет (смеется). Если человек тебе нравится, это еще
не значит, что нужно полностью его копировать. Мне просто нравится его
творчество — его пение и то, как он вел себя на сцене. А в биографию
его я особо не погружался, хотя знаю, что там есть разные нюансы, но
просто такой была его жизнь. Больше всего мне во Фредди нравится его
открытость. Он всё делал искренне. Впрочем, не делал, а продолжает
делать, потому что его популярность не утихла, а только увеличивается с
годами. Я вижу, например, насколько популярны группы в его честь в
сетях Вконтакте и Facebook. Много современных молодых парней и девчонок
продолжают влюбляться в музыку Queen. Группа жива и будет жить еще
очень долго.

Вы говорили, что хотели бы спеть с
Queen, со Scorpions, а из отечественной рок-сцены что-нибудь
нравится?

«Ария» и «Кино».

Вы себя русским
считаете?

(Смеется.) Нет, я — хохол обыкновенный. Просто
назвал группы с постсоветского пространства. А если говорить об Украине
— с большим удовольствием спел бы с Ани Лорак и Тиной Кароль. Еще с
Меладзе.

Получается, что украинский рок вас не
привлекает?

Честно скажу: я его просто не слушал. Дело в том,
что я постоянно чем-то занят. А когда мне хочется послушать музыку, я
включаю Queen или Scorpions — то, что хорошо знаю. Знакомая музыка
когда нужно расслабляет, а иногда заряжает. Так что я до украинского
рока пока не добрался. И каналы вроде М1 я тоже очень редко смотрю,
потому что поздно возвращаюсь с работы.

С первых эфиров вы заявили о себе как
о недосягаемом лидере проекта — уже чувствуете себе
победителем?

Нет. Потому что все ребята очень сильные.
Конкуренция большая. И многое зависит не от судей, как я уже говорил, а
от голосования телезрителей.

Как вы представляете себе людей,
которые за вас голосуют?

Это те телезрители, которым нравится направление
рок, старые песни. То есть это более взрослая аудитория, чем у других
участников — думаю, это люди возрастом где-то от 20 до 25 лет. Еще,
конечно, студенты.

Вы своим студентам обещали поставить
зачеты, если они за вас проголосуют?

(Смеется.) Меня, кстати, на кафедре отчитали за
то, что я на проекте один раз в шутку сказал, что за зачеты нужно брать
деньги. Пристыдили, что я в прямом эфире такое ляпнул. Нет, мои
студенты в любом случае будут бегать, сдавать нормативы — и
стометровку, и два километра — все, без исключения.

А если дохленький студент придет на
сдачу норматива в майке с вашим портретом — может он надеяться на
какое-либо снисхождение?

Нет, будет бегать в два раза больше. Раз он
считает меня звездой, то и отказать не сможет — пускай бегает!

Роман Щербаков