Шесть интересных фактов про «Х-Фактор»

Х-Фактор 7

Самым непредсказуемым на шоу стал номер с
Олегом Кензовым, когда разбивались зеркала. Он закончился плачевно —
Олег порезал руку, так как не все было отрепетировано до конца. Таким
спецэффектам нужно уделять намного больше времени, но у нас его не
было. Слава богу, все обошлось. Надеюсь, что шрам, который появился у
Кензова, станет для него украшением.

Достаточно опасным был номер Виктора
Романченко
, когда вместе с ним на сцену вышли около 200
человек. Никто не знал, как они поведут себя в прямом эфире. Я понял,
что у нас люди достаточно культурные и вменяемые. Они переживают за
исполнителя и результат. Когда мы увидели, что все удалось, продолжили
такую практику и вовлекли весь зал во время номера Романа Веремейчика,
когда мы полностью накрыли зрителей белой тканью. Результат превзошел
все ожидания: все работали как один — никто не двигался, не кричал, не
пищал.

У всех исполнителей был страх, когда мы предлагали
им эксперименты. Во втором эфире Курасов должен был
падать с высоты два с половиной метра на руки людей. Казалось бы, что
за высота? Но когда ты забираешься наверх — коленки трясутся. К
счастью, Влад преодолел себя и за два дня до эфира сказал: «Я буду
падать». Хотя мы уже собирались менять всю постановку.

IMG_8876

Кензов берет напором и харизмой…

Артисты становятся артистами, когда им нужно не
просто выйти и спеть, а отыграть номер. Задания — разные. Мы пытаемся
развивать их всесторонне, это поможет им в том же вокале. В нашем шоу
раскрылись Войтюк, Кензов, Романченко, Винник.

Самые смелые участники проекта — Аркадий и
Малика
. Света Винник — очень податливая и
может перевоплощаться. У Курасова мало перевоплощений было, но я вижу в
нем достаточно энергии, чтобы играть разные роли. Кензов меня удивил во
время буги-вуги — такой немного грузный пацан смог оторваться и зажечь
весь зал. Он пришел на проект таким увальнем, но в итоге
перевоплотился! Ярким был эксперимент с Романченко, когда он вышел на
сцену в образе физрука советской сборной по акробатике. Он сам тянул
руку, чтобы продемонстрировать сальто: «Давайте я это сделаю!».

Капризы были у всех. Каждый артист начинает
придумывать себе: «А вот мне предложили плохую постановку!», «Пошили не
то платье», «Песню плохую подобрали». На мой взгляд, это причина, чтобы
оправдать себя, если ты не справился с песней. Певец должен выходить и
работать с тем материалом, что ему дают.

Оба суперфиналиста — очень достойны. Олег Кензов
смог перебороть себя, свой страх, свою неуверенность, которая была
вначале. В нем есть запас, как у спортсмена. Он четко понимает, что
может идти вперед.

IMG_8882

… а Романченко — талантом и
искренностью.

Виктор Романченко — человек, который споет все,
что ему ни дашь. Если ему подобрать репертуар и образ, то это
исполнитель европейского уровня. Он — настоящий мужчина, но образ
секс-символа к нему не клеится. Да это ему и не нужно.

Персонаж, который должен разбивать сердца, — это
Кензов: он и глазками сделает, и губки сложит. У каждого своя дорога и
свой зритель.

СТБ, суббота, 19.00.

В ТЕМУ

Игорь Кондратюк: «В финале ожидал
увидеть Веремейчика и Аркадия с Маликой»

Судья проекта признался, кто для него стал темной
лошадкой на шоу.

«Для меня стало неожиданностью, что так далеко
пройдет Владислав Курасов. Тем более на кастингах он сдал свои позиции:
начал забывать слова песен, да и его исполнение не сильно впечатляло…
Олег Кензов тоже удивил. Признаю его харизму, энергичность, но не
ожидал такого прогресса в вокальном плане!

Абсолютно прогнозировано для меня было то, что
в финале окажется Витя Романченко. В нем действительно есть тот
«Х-фактор». Витя — самоучка, который очень открылся и проявил себя, а
это заслуживает восторгов. Если бы меня попросили после пятого эфира
сделать ставки, я бы сказал, что в финальной битве встретятся
Романченко, Веремейчик, Аркадий и Малика. Кензова и Курасова я не
ожидал увидеть в десятом эфире».

Ольга Лицкевич