У каждого оливье свой «х-фактор»

Х-Фактор 7

Какой Новый год без «Х-фактора»? Главное
талант-шоу страны определит победителя под самый праздник. Ну а какой
Новый год без оливье? Члены жюри шоу решили приготовить салат заранее:
потренироваться, поделиться опытом и поговорить о наступающем
празднике.

Серёга: Так, давайте быстренько
определимся, кто что режет. Я тут — самый неприятный, поэтому возьму на
себя лук. Ну и как истинный белорус — картошку. Кондратюк у нас самый
музыкальный, ему отдадим горошек. Ну а Соседову — яйца…

Соседов: И еще с удовольствием
порежу морковку! Вообще, это какой-то неправильный оливье! В настоящий
надо класть мясо, а не вареную колбасу!

Ёлка: Да мне что колбаса, что
мясо — ни того, ни другого не ем. И картошку тоже. Так что
дегустировать приготовленное не буду, могу только порезать. Кстати, и
майонез не употребляю.

Кондратюк: А знаете, как этот
салат называют в украинских селах? «Майонез»!

Серёга: А у нас, в Беларуси —
«мясной».

Кондратюк: Ёлка, и как ты
встречаешь Новый год без оливье? У меня он всегда в центре праздничного
стола.

Серёга: У меня на новогоднем
столе его нет, но всегда хожу в гости к тем, у кого есть. Так что,
Игорь, готовься… Кстати, коллеги, кто что делает 31 декабря?

Кондратюк: Ну, я оливье режу…

Серёга: Под «Иронию судьбы»?

Кондратюк: Не-ет, на «Иронию
судьбы» у меня на 20-й год просмотра началась аллергия.

Ёлка: Слушайте, да какая «Ирония
судьбы», какой оливье, все тупо работают в Новый год!

Соседов: Ну, не скажите, я 31
декабря елку наряжаю. Это под Новый год — моя главная обязанность в
доме. Елку мы ставим непременно живую, ее надо обрезать, подпилить.
Когда был жив папа, пилили вместе, теперь я это делаю один… Да порежьте
вы эту колбасу большими кусками и положите на тарелку вместо закуски —
не хочу ее видеть в салате! Ой, а можно я соленый огурчик съем? (кусает
огурец).

Серёга: Положите немедленно на
место, кто вас только воспитывал!

Соседов: — Мама и бабушка. Да и
папа меня очень любил, он всегда нас с братом жалел. Если мне утром
было плохо, разрешал поспать, не пойти в садик, школу…

Кондратюк: То ли дело я! У меня
было жесточайшая дисциплина, и в школу ходил даже с температурой.

Ёлка: А кем вас в детстве
наряжали на Новый год? Меня, как всех девочек — снежинкой. Правда, один
раз я дослужилась до Снегурочки…

Кондратюк: Меня раз одели
зайчиком, другой — волчонком… А потом — никем. Я был просто красивым и
статуарным.

Ёлка: Ой, а на тебя натягивали
колготы, которые были чуть великоваты и на пальцах из сандаликов
торчали?

Кондратюк: — Было, было…

Серёга: А я в детстве любил
наряжаться в костюм главного испанского инквизитора Томаса Торквемады.
И дети, и воспитательницы меня боялись! Соседов, а вы чего молчите? Все
мы помним вашу фотографию в костюме зайчика!

Соседов: — Нет-нет, зайчиком меня
не наряжали. Но всегда одевали очень хорошо — у меня были лучшие
костюмы. Мама что-то там шила по просьбе воспитательницы — то костюм
моряка, то космонавта… Серёга, да уже достаточно колбасы!
Наколбасил!!!

Кондратюк: И майонеза пожалел бы,
белорусская душа! На следующий Новый год бы оставил! Кстати, знаешь, на
какие пельмени я перешел? На белорусские!

Серёга: Правильно: белорусские
собаки — гораздо качественнее! Ты лучше расскажи, как Новый год будешь
встречать.

_MG_9211

К приготовлению оливье каждый из судей
«Х-фактора» отнесся максимально ответственно

Кондратюк: Надеюсь, что в хорошей
теплой компании и с детьми. А то скоро, чувствую, мы с женой будем
праздновать Новый год вдвоем.

Серёга: Нет, Игорь, если мы с
тобой продолжим работать в таком же режиме, то скоро наши жены будут
праздновать вдвоем. А мы будем слушать речь президента втроем: я, ты и
Соседов.

Соседов: А Ёлка как же?

Кондратюк: Так она ж работать
будет! У нее этот год идет на ура, потому что прошлый она встретила на
одной сцене с самим Виталием Козловским! Елка, предлагаю тебе
продолжить добрую традицию и встретить этот Новый год с любимыми
коллегами.


Ёлка: А вы заплатите?
(Смеется.)

Серёга: Правильно, после трех
«Золотых граммофонов» — никаких больше выступлений за еду! Слушай, а
что ты у Деда Мороза попросила?

Ёлка: Мира во всем мире. И туфли
Christian Louboutin. А ты?

Серега: Не скажу. Это не
эфирно.

Кондратюк: — Я не отягощал Деда
Мороза своими просьбами. Откуда у старика Bentley? А Соседов, уверен,
попросил фотографию Ромы Веремейчика…

Соседов: Да ничего я не просил!
Зачем? То, о чем мечтаем, не всегда может исполниться…

Кондратюк: Вы, кстати, в Деда
Мороза когда перестали верить?

Соседов: Я не перестал! Не
понимаю, как это- не верить в Деда Мороза?

Кондратюк: В детстве над вопросом
существования красноносого дедушки не заморачивался — меня в то время
интересовали звезды…

Ёлка: Козловский??? Между прочим,
не верила в Деда Мороза до прошлого Нового года. Пока Серёга не начал
дарить нам подарки.

Серёга: Вот я и говорю: как можно
не верить в Деда Мороза, если я и есть Дед Мороз?

Ёлка: Ну хорошо, а Дед Мороз
когда-нибудь исполнял твои желания?

Серега: Было. Теперь вынужден
платить алименты.

Соседов: Эх, всетаки, самым
волшебным Новый год бывает в детстве! У нас дома всегда собиралась
большая компания родственников, друзей, накрывался богатый стол. Еда,
шампанское, тосты — все было очень обильно… И нас, детей, никогда не
отправляли спать, мы сидели за общим столом со взрослыми, слушали все
эти разговоры, анекдоты… Я там многого набрался! (Смеется.)

Серёга: Мне кажется, Сергей
Васильевич, в детстве вы выглядели приблизительно так же.

Соседов: В принципе, да…

Ёлка: А я помню, как однажды на
Новый год, когда мне было лет 7-8, мама разрешила нарядиться в свое
лучшее платье — оно было во много раз больше меня, надеть ее
единственные самые дорогие туфли — у всех наших мам тогда была одна
самая дорогая пара. Меня накрасили, сделали во-от такую прическу…
Чувствовала себя королевой!

Кондратюк: Самый памятный Новый
год встречал вместе с клубом «Что? Где? Когда?». Помню, закончили игру,
за полчаса до наступления Нового года доехали до клуба «Гавана» на
Ленинском проспекте в Москве и до утра гуляли…

Серёга: Ну, у меня на Новый год
была одна ситуация в Сандунах… Но не будем об этом. Давайте лучше
поздравим читателей «Теленедели».

Ёлка: Всегда всем желаю в Новом
году огромного личного счастья.

Соседов: А я — душевной
уверенности и внутренней гармонии. Тогда все желания будут исполняться,
и любая мелочь будет в радость. Когда гармонии нет — какое бы желание
ни исполнилось, все не впрок.

Кондратюк: — Желаю всем в Новом
году хорошей телепрограммы — с участием Серёги, Ёлки, Соседова и
Кондратюка. И пусть ваша жизнь будет такой же яркой и цветастой, как
пиджаки Сергея Васильевича в шоу «Х-фактор».

Серёга: Пусть в Новый год у
каждого на столе будет белорусская бульба, русская водка и украинская
девушка. Но самое главное в этом году — чтобы майя оказались неправы.
Хотя для Сергея Васильевича Соседова конец света уже наступил — когда
он узнал, что ему в нашем шоу досталась категория «девушки».

Ёлка: Серёга, открывай лучше
шампанское!

Кондратюк: Уррааа!!! С Новым
годом всех!

Ёлка: Вот это я понимаю
корпоратив! А Билан будет?

Серёга: Какой Билан, у нас же
есть Виталий Козловский!

Соседов: — Ну, что там оливье?
Дайте попробовать… Соли маловато… А так кушать можно. После эфира
придем — съедим. А колбаску заберем себе. Хороший закусон!

_MG_9281

Виктория Аронова